13 ноября — 270 лет со дня рождения В. Гаюи (1745-1822), французского просветителя, основоположника тифлопедагогики, создателя первых учебных заведений для слепых и методик обучения слепых. В ряде стран в день рождения Валентина Гаюи отмечают День слепых.

Валентин Гаюи родился 13 ноября 1745 г. во Франции в деревне Сен-Жюст близ Амьена в семье бедного ткача. Первоначальное образование он получил вместе со старшим братом Рене Жюстом (28.02.1743-03.06.1822) у монахов местного монастыря. По окончании школы братья отправились в Париж, чтобы продолжить обучение. Каждый избрал свой путь: Рене Жюст впоследствии стал известным минерологом, создателем научной кристаллографии, открывателем одного из основных законов кристаллографии - "закона Гаюи".
Валентин проявил интерес к иностранным языкам, преодолевая трудности и лишения он получил высшее образование, свободно владел европейскими языками, латынью, греческим, древнееврейским, читал на восточных языках. Он поступил на дипломатическую службу в Министерство иностранных дел Франции, где ему поручили разбор шифрованных депеш. Вскоре его назначили членом комиссии, в обязанности которой входило экзаменация учителей и рассмотрение методических руководств по вопросам педагогики. Кроме официальных занятий он столкнулся с вопросами призрения в широком значении этого слова. Все свободное время он посвятил изысканию способов, с помощью которых можно было бы облегчить участь тех, кто беден и страдает физическими ограничениями здоровья. Существует предание, что Гаюи проявил большой интерес к постановке дела обучения и воспитания глухонемых: в 1770 г. в Париже французским аббатом Шарлем де Лэпе (1712-1789) было открыто первое в мире учебное заведение для глухонемых детей. Пример де Лэпе, заложившего основы сурдопедагогики как науки, побудил Валентина Гаюи сделать то же самое в отношении слепых.
Окончательному и бесповоротному решению встать на стезю просвещения людей, лишенных зрения, способствовал случай. В 1771 г. на ярмарке в Париже, Гаюи стал очевидцем поразившей его картины. Около десятка слепых музыкантов выступали перед толпой зрителей. Наблюдательный Гаюи заметил, что один из музыкантов, собирая деньги, с необычайной ловкостью различал монеты на ощупь. Тогда у Гаюи зародилась мысль - нельзя ли воспользоваться необычайно тонким чувством осязания слепых для того, чтобы создать практические методы обучения их грамоте.
До XVIII в. не существовало учебных заведений для незрячих, не было методики приобщения их к систематическим знаниям и трудовым навыкам. Валентину Гаюи понадобилось тринадцать лет, чтобы приобрести необходимые знания и найти деньги для осуществления своего плана.
Он изучил книгу французского философа Д. Дидро (1715-1764) - "Письмо о слепых в назидание зрячим", изданную в Париже в 1749 г. В ней автор убедительно показал способности незрячих к различным видам деятельности, высказал гипотезу о разработке специальной письменности для незрячих, о возможности овладения слепыми сложными профессиями.
В период поиска педагогических методов, подходящих для обучения слепых, Валентин Гаюи опирался не только на теоретические положения, выдвинутые Дидро, но и накапливал опыт личных наблюдений за жизнью незрячих, проявляющих незаурядные способности в той или иной профессии. Познакомившись с незрячей австрийской пианисткой и композитором Марией Терезией Парадис (1759-1824), выступавшей с концертами в Париже, он был удивлен ее высокой образованностью. Парадис блестяще знала античную и немецкую литературу, организовала в Вене музыкальную школу для незрячих девушек. Успешному продвижению Марии Терезии в жизни способствовали не только талант и упорный труд, но и помощь состоятельных родителей.
Валентин Гаюи принимает решение основать учебное и ремесленное заведение, рассчитанное не только для исключительно одаренных натур и детей богатых родителей, но также для детей средних способностей из бедных сословий.
В мае 1784 г. Валентин Гаюи встретил на паперти церкви Святые Камни 17-летнего нищего слепца - Франсуа Лезюэра (1767-1827), собиравшего милостыню и на нее содержавшего себя и своих родителей. Гаюи решил взяться за его обучение, но родители Лезюэра не сразу согласились отпустить сына, они были довольны его положением попрошайки и ежедневными подаяниями, которые он приносил. Тогда Валентин Гаюи заключил с ними сделку о том, что он обязуется выплачивать Лезюэру из своих скудных средств из расчета суммы, которую тот ежедневно собирает на церковной паперти.
Гаюи взял юношу к себе домой и приступил к его обучению. Незрячий от рождения Лезюэр оказался очень способным и старательным учеником. Он научился решать арифметические задачи, различал на ощупь рельефный ландшафт, нанесенный на географическую карту, овладел несколькими несложными ремеслами и игрой на фортепьяно.
Весть об успехах Лазюэра распространилась по Парижу. 12 февраля 1785 г. Валентин Гаюи вместе со своим первым учеником был приглашен в Академию наук, где продемонстрировал перед учеными разработанные им методы обучения слепых. С этого времени Гаюи стал получать моральную и материальную поддержку на дело просвещения незрячих.
В домашней школе Валентина Гаюи обучалось 24 человека, она получила название Мастерской трудящихся слепых. В ней зародилась и развивалась тифлопедагогика, как наука об обучении и воспитании слепых. В вопросах образования Гаюи подходил к слепым как к полноценным членам общества. Воспитание и обучение незрячих было поставлено на научную основу. Гаюи разработал специальную методику, сконструировал технические устройства - приборы для письма, матрицы для изготовления рельефных наглядных пособий, географических карт и глобусов.
Помощником Валентина Гаюи в обучении слепых детей стал Франсуа Лезюэр, занимавший должность младшего учителя. Он был соучастником создания выпуклого шрифта, положившего начало способу рельефного письма и книгопечатания для слепых. Система письма Гаюи представляла собой обыкновенный шрифт для зрячих, но для того чтобы он был доступным для осязания, буквы выдавливали на плотной увлажненной бумаге. В результате этого получалось рельефно-линейное изображение нужного текста. При печатании книг выпуклый шрифт вытеснялся на одной стороне бумаги. Затем листы склеивались чистыми сторонами, сшивались и переплетались в книгу. Рельефно-линейным шрифтом можно было изображать так же цифры и ноты, хотя эта система имела свои недостатки: громоздкость книг, медленная скорость чтения, трудности при письме.
Первым учебным пособием, напечатанным в открытой Гаюи типографии, стала "Краткая французская грамматика". Затем были выпущены книги по грамматике древнегреческого, латинского, английского, итальянского и испанского языков, хрестоматия, отдельные произведения художественной литературы. При школе начала работать библиотека рельефных книг, заведование которой было поручено Лезюэру.
Приобщение учеников к музыке осуществлялось по рельефным нотам. Они разучивали и исполняли наиболее популярные в то время произведения Моцарта, Гретри, Рамо, Госсека. Детский хор отличала высокая степень исполнительской культуры.
1786 г. был ознаменован несколькими примечательными событиями. Людовик XVI издал указ о преобразовании школы Гаюи в Королевский институт для слепых детей на 30 человек. В том же году Валентин Гаюи завершил свой первый тифлопедагогический труд - "Очерк обучения слепых, или Изложение различных способов, проверенных опытом, как сделать их умеющими писать, читать, печатать книги, из которых они могут получать знание языка, счета, истории, музыки и т. д. и выполнять различные виды ручного труда". Через два года, в 1788 г. появилась новая книга Гаюи "Зарождение, развитие и современное состояние просвещения слепых", в которой автор обобщил опыт первых пяти лет своей педагогической работы со слепыми и сформулировал основные принципы тифлопедагогики как науки.
Ко времени Великой Французской буржуазной революции 1789-1794 гг. Гаюи добился весьма серьезных результатов. Число учащихся в Институте выросло до 120 человек. Ему выделили еще одно помещение - в обители Св. Екатерины. Отмечались сдвиги и в трудовой подготовке незрячих. Учащиеся владели целым рядом профессий и ремесел, что позволяло им отказаться от нищенства. Они могли изготовлять щетки и корзины, работать на ткацких и печатных станках. Довольно обширным был круг музыкальных профессий, которыми они владели - клавессинисты, пианисты, скрипачи, церковные певчие.
В 1791 г. учебное заведение Гаюи получило статус Национального института для слепых детей. Законодательное собрание выделило его воспитанникам государственные стипендии. Но когда в стране разразился экономический и финансовый кризис, казна в течении целого года не выплачивала им ни одного сантима, Институт существовал на собственные средства, т. е. трудом воспитанников. В институтской типографии по заказам стали печатать обыкновенным шрифтом афиши, листовки, объявления, брошюры и т. п. Оркестр из слепых питомцев принимал участие в различных празднествах, которые устраивала Республика. Платой за подобный труд были не деньги, а подаяние в виде еды.
В 1800 г. занятия в Институте были фактически прекращены. В 1801 г. первый консул Франции Наполеон I издал декрет, по которому Институт слепых в целях экономии был слит с богадельней. Таким образом 17-летняя деятельность Валентина Гаюи на поприще просвещения незрячих, завершилась закрытием парижского Национального института для слепых детей. Его попытки открыть частную школу для слепых детей состоятельных родителей тоже не увенчались успехом. Гаюи остался не у дел.
В 1803 г. Валентин Гаюи получил предложение от российского императора Александра I открыть в Санкт-Петербурге учебно-воспитательное заведение для слепых детей. Приняв предложение, Гаюи составил проект, назвав его "Об основании в Петербурге заведения для полезного занятия слепых, по примеру учрежденных уже во Франции заведений в пользу сих людей, столь несчастных и достойных сожаления". Указав на сложное положение слепых, Гаюи настаивал на том, чтобы каждому слепому ребенку семьей и правительством были предоставлены условия для получения образования и овладения профессиями.
Свои мысли о постановке дела просвещения незрячих в России Гаюи развил в записке "О вернейшем и скорейшем способе учреждения в Петербурге училища для слепых", направленной в 1805 г. российскому правительству. За весь период переписки он ни разу не обмолвился о тех требованиях, которые касались лично его, т. е. устройства его жизни и быта на новом месте, хотя он был человеком небогатым.
В сентябре 1805 г. Валентин Гаюи получил известие, что все его предложения приняты императором и его просят прибыть в Россию безотлагательно. Он отправился в путь вместе с семьей и незрячим учеником Шарлем Фурье. Во время остановки в Берлине он познакомился с немецким учителем гимназии Августом Цейне (1778-1853), который, взяв на вооружение методы Гаюи, положил их в основу организации системы образования незрячих в Германии, открыв в октябре 1806 г. Прусский (Берлинский) институт для слепых детей.
В сентябре 1806 г. Гаюи прибыл в Петербург и остановился в гостинице "Норд". Несмотря на заверения российского правительства в том, что Гаюи будут предоставлены все необходимые условия для организации системы просвещения слепых, он с первых же дней приезда в Петербург столкнулся с трудностями. Чиновники заявляли Валентину Гаюи, что в России слепых нет. В ответ на это заявление Гаюи стал сам разыскивать слепых. Из Москвы, Кронштадта и других мест ему привозили незрячих детей, желавших обучаться грамоте, но Гаюи не мог их принять, т. к. помещения для занятий ему не предоставили. С переездом Гаюи в квартиру на Большую Миллионную улицу дом 16, у него появилась возможность проводить занятия на дому. Он взял на обучение несколько слепых детей из бедных семей, снабдил их постелью, кормил.
Помещение для учебных целей Гаюи получил только через девять месяцев после своего приезда в Санкт-Петербург. Это был старый дом на углу Большого проспекта и 2-й линии Васильевского острова, принадлежавший купцу Раменцову.
10 августа 1807 г. император Александр I утвердил Устав, штаты и бюджет Санкт-Петербургского института работающих слепых, рассчитанного на обучение 15 мальчиков. Эту дату принято считать началом деятельности первого учебно-воспитательного заведения незрячих детей в России. В Институт принимали детей без различия вероисповедания, национальности и сословий. Директором Института был назначен Валентин Гаюи.
В программу обучения и воспитания слепых входили следующие общеобразовательные предметы: чтение по рельефно-линейным книгам и письмо этим же способом, Закон Божий, русский язык, литература, арифметика, история, география, пение, обучение игре на фортепьяно, струнных и духовых музыкальных инструментах. Из ремесел обучали плетению корзин и стульев, вязанию, токарному делу по дереву, бумаго-картонажным работам, книгопечатанию. Гаюи заблаговременно позаботился о том, чтобы для будущего учебного заведения из Парижа в Санкт-Петербург были доставлены необходимые тифлотехнические средства: два типографских станка и рельефно-линейный шрифт (французский алфавит), приборы для письма, "геометрическая доска" Саундерсона, а также ряд новых усовершенствованных им наглядных пособий и приспособлений.
Начало занятий в Институте совпало с истечением годичного срока пребывания Гаюи в российской столице, подписанный им контракт заканчивался. Основав Институт и выполнив свои обязательства перед Александром I он мог возвратиться во Францию. Но Гаюи решил продолжить эксперименты по совершенствованию тифлопедагогических знаний и остался в России.
Гаюи отводил важную роль осязанию для самостоятельного чтения. С первых же дней работы в Институте он стремился наладить выпуск учебников и книг, напечатанных рельефно-линейным шрифтом. В установке печатных станков и пресса, изготовлении русского шрифта ему помогали русские мастеровые люди. Первой, изданной в типографии Института, книгой для слепых стали "Краткие начальные основания русской грамматики". Затем в институтской ученической библиотеке появились: "Евангелие от Матфея", "Краткий катехизис", "Русские народные сказки". На уроках литературы учащиеся получили возможность читать стихотворения и басни Г. Р. Державина, М. М. Хераскова, И. А. Крылова, И. И. Дмитриева.
Музыкальным образованием учащихся руководил русский пианист и композитор А. Д. Жилин. Ослепший в раннем детстве, он играл на различных музыкальных инструментах, хорошо пел, дирижировал хором и оркестром, сочинял вокальные и инструментальные произведения. В отведенное для досуга время, дети играли в шахматы, демонстрировали свое музыкальное мастерство перед петербуржцами.
Результаты своих научных наблюдений и размышлений Гаюи изложил в книге "Очерк обучения слепых", вышедшей в Санкт-Петербурге в феврале 1817 г. В апреле 1817 г. он подает прошение об отставке. Труды В. Гаюи на поприще просвещения слепых в России получили высокую оценку русского правительства - он был награжден орденом Святого Владимира IV степени.
Валентин Гаюи является основоположником систематического просвещения слепых и создателем методов их обучения и воспитания. Он разработал рельефно-линейный алфавит для слепых, положил начало рельефному книгопечатанию и изготовлению наглядных пособий для восприятия на осязание. В основе его системы обучения и воспитания незрячих лежал принцип: дать возможность всем слепым работать, заниматься каким-либо ремеслом, избавив их от тяжкого и опасного бремени праздности, способствующей усвоению плохих привычек и даже пороков.
К моменту возвращения Валентина Гаюи на родину Парижский институт для слепых детей возобновил свою деятельность в 1815 г. В Институте применялась разработанная им система обучения, музыкального и трудового воспитания детей. Однако, когда он решил посетить Институт, его туда не допустили, обвинив в симпатиях к французской революции. Во Франции он поселился в доме старшего брата Рене Жюста.
Валентин Гаюи умер 19 марта 1822 г., похоронен на парижском кладбище Пер-Лашез. На его могиле был установлен гранитный памятник на деньги, собранные слепыми ремесленниками и музыкантами. В августе 1861 г. у входа в здание Парижского национального института для слепых детей был установлен памятник, запечатлевший Валентина Гаюи и его первого ученика Франсуа Лезюэра. В 1903 г. в городе Сен-Жюст установлен бронзовый памятник, на нем изображены братья Гаюи: Валентин сидит, ласково прижимая к себе слепого мальчика, рядом с ним стоит Рене Жюст, в руках он держит большой кристалл.